Опубликовано

БЕЗЗАКОНИЕ — НОВОГОДНИЙ ПОДАРОК ПУТИНА-ДАНИЛКИНА СТРАНЕ («Гарант» ДАМ ничего не заметил?)

ОБРАЩЕНИЕ Михаила Ходорковского и Платона Лебедева в связи с происходящим в суде
Дорогие друзья!
Благодарим всех, кто приходит поддержать нас. Знаем, что вас не пускают в зал, что прекратили трансляцию. Это понятно. Судье стыдно. Но страшно, увы, больше, чем стыдно. Не унывайте, наши общие усилия небесполезны. Власть без закона — табуретка без ножки. И смотрится глупо, и перспектива предсказуема.
А нам здесь жить. И нашим детям и внукам.
С Новым годом!
Михаил Ходорковский, Платон Лебедев
28.12.2010, http://www.novayagazeta.ru/news/967084.html

ПРИГОВОР — 14 лет в колонии общего режима Судья признал Ходорковского и Лебедева виновными по ч.3 п.п. «а» и «б» ст. 160 и ч.3 ст. 174.1 УК РФ. Он постановил назначить наказание — 8 лет по первой статье, 9 лет по второй статье — всего — 13 лет 6 месяцев. Окончательный срок — 14 лет в колонии общего режима.
Данилкин: На основании изложенного, руководствуясь статьями 307, 308, 309 УПК Российской Федерации суд приговорил: признать Ходорковского Михаила Борисовича виновным в совершении преступлений, предусмотренных пунктами «а» и «б» ч. 3 ст. 160 УК РФ в редакции Федерального Закона 63 от 13 июня 1996 года, ч. 3 ст. 174 со значком «1» УК РФ в редакции ФЗ 60 от 7 апреля 2010 года, и назначить ему наказание: по пункту «а», «б» ч. 3 ст. 160 УК РФ в редакции ФЗ 63 от 13.06.1996 г. в виде лишения свободы сроком на 8 лет, по ч. 3 ст. 174 со значком «1» УК РФ в редакции ФЗ 60 от 7.04. 2010 года в виде лишения свободы сроком на 9 лет. В
соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения, назначить Ходорковскому Михаилу Борисовичу наказание в виде лишения свободы сроком на 13 лет, 6 месяцев. На основании ч.5 ст. 69 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединить наказание, неотбытое по приговору Мещанского районного суда г.Москвы от 16 мая 2005 года с изменениями, внесенными кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 22 сентября 2005 года, и окончательно назначить Ходорковскому Михаилу Борисовичу наказание в виде лишения свободы сроком на 14 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
Признать Лебедева Платона Леонидовича виновным в совершении преступлений предусмотренных пунктами «а» и «б» ч. 3 ст. 160 УК РФ в редакции Федерального Закона 63 от 13 июня 1996 года, ч. 3 ст. 174 со значком «1» УК РФ в редакции ФЗ 60 от 7 апреля 2010 года, и назначить ему наказание: по пункту «а», «б» ч.3 ст. 160 УК РФ в редакции ФЗ 63 от 13 июня 1996 года в виде лишения свободы сроком на 8 лет, по ч.3 ст. 174 со значком «1» УК РФ в редакции ФЗ 60 от 7 апреля 2010 года в виде лишения свободы сроком на 9 лет. В соответствии с ч.3 ст. 69 УК РФ, по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначить
Лебедеву Платону Леонидовичу наказание в виде лишения свободы сроком на 13 лет, 6 месяцев. На основании ч.5 ст. 69 УК РФ, к назначенному наказанию частично присоединить наказание, неотбытое по приговору Мещанского районного суда г. Москвы от 16 мая 2005 года с изменениями, внесенными кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 22
сентября 2005 года, и окончательно назначить Лебедеву Платону Леонидовичу наказание в виде лишения свободы сроком на 14 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
Срок отбытия наказания осужденному считать: Ходорковскому Михаилу Борисовичу с 7 февраля 2007 года, Лебедеву Платону Леонидовичу — с 8 февраля 2007 года. В окончательное наказание зачесть наказание, отбытое осужденными по приговору суда: Ходорковскому Михаилу Борисовичу — с 25 октября 2003 года по 7 февраля 2007 года, Лебедеву Платону Леонидовичу — со 2 июля 2003 года по 8 февраля 2007
года.
Меру пресечения в виде заключения под стражу в отношении Ходорковского Михаила Борисовича и Лебедева Платона Леонидовича до вступления приговора в законную силу оставить без изменения. <…>
Признать за гражданскими истцами Белокрыловым, Демченко, <…>, «НК Роснефть», «Самаранефтегаз», «Томскнефть» ВНК, Федеральным агентством по управлению федеральным имуществом право на удовлетворение гражданских исков и передать вопрос о размере возмещения гражданских исков для рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.
Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Московский городской суд в течение десяти суток со дня провозглашения, осужденным, содержащимся под стражей, в тот же срок со дня вручения им копии приговора. В случае подачи кассационной жалобы, осужденные вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции. Ходатайство об
участии в суде кассационной инстанции осужденные вправе заявить в течение десяти суток со дня вручения им копии приговора и в тот же срок со дня вручения им копии кассационного представления или кассационной жалобы, затрагивающей их интересы.
Председательствующий судья Данилкин.
30.12.2010 г., http://khodorkovsky.ru/news/2010/12/30/15766.html

ЗАЯВЛЕНИЕ Михаила Ходорковского
Мы с Платоном Лебедевым показываем на своем примере: не надейтесь в России на судебную защиту от чиновника. «Правило Чурова» работает. Но мы не унываем, и того же желаем друзьям.
30.12.2010 г.,http://khodorkovsky.ru/mbk/statements/2010/12/30/15770.html

ЗАЯВЛЕНИЕ Председателя РОДП «ЯБЛОКО»
О приговоре М. Ходорковскому и П. Лебедеву
Российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО» считает приговор, вынесенный Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву результатом политического решения, принятого за пределами суда.
Это ещё одна демонстрация отсутствия в России правового государства. Нет никаких сомнений в том, что руководителей компании «ЮКОС» преследуют не за деяния, формально рассматриваемые судом. Судебная система используется только как ширма, прикрывающая репрессивные решения авторитарной власти.
Такая практика закрепляет право сильного как единственный вид права, возможный в сегодняшней России.
Мы считаем эту ситуацию непосредственным следствием господства в нашей стране криминальной олигархии, сложившейся и укрепившейся

в течение двух последних десятилетий.
Фундамент сегодняшней неправовой ситуации был заложен в начале-середине 90-х, когда государство сознательно и целенаправленно создавало «бандитский капитализм» и провело перераспределение крупной собственности не по выработанным с участием общества прозрачным правилам, закреплённым законом, а «по понятиям», среди которых был обмен собственности на безусловную политическую поддержку стремительно криминализирующейся власти.
Установив такие правила, российское государство по существу сделало всех, кто участвовал в процессе крупной приватизации, да и в целом в предпринимательской деятельности, соучастниками и в будущем заложниками антиобщественного, антигражданского сговора, то есть людьми, которых по политическим мотивам всегда можно обвинить в экономических преступлениях. Арест Ходорковского был и остается демонстративным актом устрашения в отношении российского предпринимательства. Мощным и непрерывным напоминанием его криминальной родословной. Именно это привело к полной политической парализации российского бизнеса и его животному страху перед теми, кто является властями. Именно в этом заключается смысл ареста Ходорковского и разгрома ЮКОСА.

При этом все без исключения ныне действующие руководители и представители высшей власти страны активно, «каждый на своем месте», участвовали в этом криминально-бюрократическом процессе и пользуясь им создавали состояния, которыми теперь располагают. С нашей точки зрения политическое преследование Ходорковского потому и является политическим, что осуществляется людьми осуществлявшими в 90-е годы по сути точно такую же деятельность и ровно по тем же криминальным и антиобщественным правилам.
К сожалению, в ходе процесса эти наиболее существенные обстоятельства дела так и не были затронуты — всё свелось к выяснению платил ли Ходорковский налоги и всю ли он украл нефть. Вопрос о криминальной и антиобщественной сути власти, которая поставила его и всех других российских предпринимателей в эти условия, никем не был затронут. Поэтому, кстати говоря, абсолютное большинство российского общества и осталось безразлично к этому процессу, считая его личным делом богача Ходорковского.
20 лет в России господствует олигархия, нераздельно соединяющая власть и собственность. Её неотъемлемыми чертами являются авторитаризм
и беззаконие, закрытость и коррумпированность. В самые последние годы олигархическая власть становится ещё и крайне лицемерной.
Оправдания правовому нигилизму сегодняшнего авторитарного государства нет. Но для того, чтобы изменить ситуацию, даже смены этой власти мало. Будущее российского государства в антиолигархической модернизации.

Только так можно реально повлиять на то, что происходит сейчас. Только так можно вызвать реальный интерес у людей к собственной стране и ее будущему.
Приговор Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву политически мотивирован, а потому неправосуден и он должен быть отменён.
Господству олигархии доолжен быть положен конец.
Председатель Партии С. С. Митрохин
yakovlev@yabloko.ru, 30 декабря 2010 г.

АДВОКАТ КЛЮВГАНТ
«Это фальшивка, имеющая внешнюю видимость приговора»
Михаил Ходорковский и Платон Лебедев попросили меня озвучить для вас их заявление по итогам приговора. Заявление следующее:
«Мы с Платоном Лебедевым показываем на своем примере: не надейтесь в России на судебную защиту от чиновника. «Правило Чурова» работает. Но мы не унываем, и того же желаем друзьям». Все. Это их заявление.
Теперь мое. Я хотел бы пожелать всем участникам, организаторам и исполнителям этой преступной расправы, чтобы когда будут судить их, суд, который будет их судить, был так же внимателен и честен по отношению к их доводам и к доводам их защиты, как был внимателен и честен Хамовнический суд к доводам наших подзащитных и к нашим доводам. То, что это будет, сомнений нет, это лишь вопрос времени.

— Когда теоретически, согласно этим срокам, они могут выйти на свободу?
— Как и вы, я не имею текста приговора, он нам не выдан, и выдан будет нам, судя по всему, только в январе. До тех пор пока мы не будем видеть перед глазами все эти цифры, буквы, статьи и т.д. я вам не смогу ответить на этот вопрос. Я могу сказать только то, что вы слышали от суда. Суд постановил исчислять срок наказания с февраля 2007 года и зачесть в него уже отбытый срок по первому приговору, ту
часть, которая уже отбыта. Я просто повторяю, что сказал суд, со слуха. Вот получим приговор, будем разбираться во всей этой арифметике.
Обжаловать будем обязательно. Более того, мы будем ставить вопрос (в соответствии с нашей позицией о том, что это преступная расправа и сфальсифицированное дело), — будем ставить вопрос об уголовном преследовании виновных. Всех тех установленных и неустановленных лиц всей этой организованной преступной группы, которая причастна к расправе над ними. В январе (вскоре после новогодних каникул) мы проведем пресс-конференцию, там поконкретнее скажем о наших планах.
— Будут ли Михаил Борисович и Платон Леонидович просить о помиловании?
— Нет.
— Об уголовном преследовании кого конкретно?
— Всех установленных и неустановленных лиц, всей этой организованной группы преступной, которая причастна к расправе над ними.
— Вы говорили будет обращение к Медведеву?
— Я тогда же сказал, что детали сообщу позже. Это позже еще не наступило.
— Сейчас Платон Леонидович и Михаил Борисович будут содержаться в СИЗО по-прежнему?
— Уже на <информационных> лентах есть официальная информация Федеральной службы исполнения наказания, что до вступления приговора в
законную силу их местонахождение не изменится. Но даже без этого заявления, это иначе быть не может. Возвращаясь к вашим вопросам — как, чего и сколько считать по срокам. Хочу сказать, что для нас это вопрос вторичен. Безусловно, для человеческой жизни он очень важен.
Но вторичен он не потому, что мы недооцениваем эту важность. А потому что даже один час по этому приговору в условиях лишения свободы, это попрание всех и всяческих законов. Это ровно то, что сказано в заявлении, которое я вам только что прочитал.
— Как вы оцениваете, как суд оценил доказательства…
— Суд ничего не оценивал. Это фальшивка, имеющая внешнюю видимость приговора. Мы убеждены, что суд и конкретно этот судья только
номинально является его автором — в силу того, что там подпись стоит. Мы убеждены в том, что это приговор не независимого суда, и поэтому говорить о какой-то оценке, где там одно предложение противоречит другому, невозможно. И это свидетельствует о том, что там у этого с позволения сказать документа гораздо больше, чем один автор. Говорить о какой-то оценке, анализе я не считаю возможным.
— Гражданские иски, о которых говорится в приговоре, они могут означать, что когда Ходорковский и Лебедев выйдут на свободу они станут невыездными?
— Слушайте, гражданские иски отправлены куда-то там в порядке гражданского судопроизводства. Они пока в тюрьме сидят, и мы не знаем, когда они выйдут на свободу.
— А кто реальный автор приговора, если судья номинальный его автор?
— Я так считаю. Для этого мы и хотим инициировать уголовное расследование, чтобы все авторы и исполнители были на сцене. На такой же, как наши подзащитные сейчас. Мы будем этого добиваться.
— Как технически будет организовано расследование?
— Берется преступник, сажается в тюрьму под арест и расследуется его преступная деятельность. Если преступников много, то все сажаются в тюрьму и расследуется их преступная деятельность. Как это осуществляется, написано в УПК.
— Вы предполагаете, что произойдет смена власти и тогда это можно будет сделать?
— Я про смену власти ничего не говорил. Я говорил о наших оценках и наших намерениях.
— А как вы будете инициировать?
— Будем инициировать всеми возможностями, которые нам предоставляет закон.
30.12.2010 г.,http://khodorkovsky.ru/defense/comments/2010/12/30/15772.html

ОЦЕНКИ
«Это решение никакого отношения к закону и праву не имеет»
Ежи Бузек, председатель Европарламента:
«Я глубоко разочарован, — отметил Бузек в заявлении, распространенном его пресс-службой. — Судебные процессы над Михаилом Ходорковским стали лакмусовой бумажкой того, как в современной России соблюдаются верховенство закона и права человека. На самом деле это стало символом всех системных проблем внутри правосудия». (Интерфакс, 30.12.2010)
Кэтрин Эштон, верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности:
«Были сделаны заявления о нарушениях в ходе судебного разбирательства, и это вызывает у нас серьезную озабоченность и разочарование.
Независимость суда и право каждого гражданина на справедливое судебное разбирательство, закрепленное в Европейской конвенции по правам человека, которую подписала Россия, имеют решающее значение для стратегического партнерства между Европейским Союзом и Российской Федерацией, и верховенство закона является краеугольным камнем Партнерства для модернизации. Европейский союз продолжит внимательно следить за делом Ходорковского и Лебедева и поставит этот вопрос перед Россией. Как подчеркивалось на саммите ЕС-Россия по 7 декабря в Брюсселе, ЕС ожидает от России уважения международных обязательств в области прав человека и верховенство закона».
(РИА Новости, 30.12.2010)
США
Вашингтон выразил озабоченность в связи с приговором бывшим руководителям НК ЮКОС.
Беспокойство госдепа вызвано, в том числе, «чрезмерным использованием системы законов в несоответствующих целях, в частности когда Михаил Ходорковский и Платон Лебедев были приговорены к максимальному наказанию». Соответствующая оценка содержится в коммюнике государственного департамента США, которое было распространено представителем госдепа Марком Тонером. (Интерфакс, 30.12.2010)
ВЕЛИКОБРИТАНИЯ
Билл Браудер, глава Фонда Эрмитаж (юрист которого, Сергей Магнитский, трагически погиб в одной из московских тюрем):
«То, что говорят за пределами России, не оказывает ровно никакого воздействия на русских. Они смеются, когда мы обличаем их действия. Единственное, что имеет реальное воздействие на их поведение — это санкции, нацеленные против конкретных российских чиновников и предпринимаемые за пределами России. Когда они видят, что они могут быть персонально наказаны за нарушение прав человека и за плохое обращение с собственным народом, они пугаются. Если у себя дома они ведут себя как людоеды, мы не должны приглашать их к себе за стол в Европе».
Уильям Хейг, министр иностранных дел Великобритании:
«Я глубоко обеспокоен тем, как этот процесс над Михаилом Ходорковским отразится на практике правоприменения в России.
Великобритания призывает Россию уважать и соблюдать принципы правосудия и верховенства права. Пока этого не будет Великобритания и другие страны будут считать данный процесс признаком деградации страны».
Крис Брайант, бывший министр по делам Европы, член британского парламента:
«С самого начала это был политически мотивированный судебный процесс, и срок настолько же предсказуем, как и приговор. Нас глубоко угнетает тот факт, что Россия делает шаг назад в смысле свободы СМИ и независимости судебной власти. Уильям Хейг должен осудить весь судебный процесс так же однозначно, как это сделали США и Германия. Мы очень разочарованы тем, что судья вынес точно такой приговор,
какой попросили прокуроры, и что Ходорковский получил максимальный срок по этим нелепым сфабрикованным обвинениям. Медведев и Путин провалили ключевой экзамен, который мог бы продемонстрировать независимость российской системы уголовного правосудия. Оставив Ходорковского в тюрьме до 2017 года, они еще раз подтвердили стоящие за этим делом политические соображения, обеспечив, что он
останется за решеткой и после президентских выборов 2012 года».
Дэвид Кларк, председатель фонда «Россия»:
«Вынесенный приговор — это акт политической мести, а не правосудия. Он нанесет большой ущерб интересам страны в долгосрочном периоде. Россия крайне нуждается в привлечении иностранных инвестиции и технологий, чтобы модернизировать и диверсифицировать экономику. Но это возможно только в том случае, если в стране появится открытое общество, в котором инвесторы защищены, а принципы
верховенства права — соблюдаются».
ГЕРМАНИЯ
Канцлер ФРГ Ангела Меркель:
«Я разочарована приговором Михаилу Ходорковскому и жестокостью его наказания. Остается впечатление, что в этом процессе играли роль политические мотивы. Это противоречит постоянно высказываемым Россией намерениям идти по пути верховенства права».
Гидо Вестервелле, министр иностранных дел Германии: «Новый приговор Михаилу Ходорковскому стал печательным завершением судебного процесса, который вызывал массу вопросов. Обстоятельства этого процесса бросают тень на то, как развивается верховенство права в России и на попытки модернизировать страну. В интересах России — всерьез прислушаться к той озабоченности, которую выражает международная общественость в отношении исхода данного судебного процесса».
Сабина Лойтхойзер-Шнарренбергер, федеральный министр юстиции, (СвДП):
«Тот факт, что критик Кремля был осужден еще раз по тем же обвинениям, по которым он уже семь лет пробыл в тюрьме, является абсолютно неприемлемым. Заявления российских политиков о том, что необходимо соблюдать верховенство права, оказались бессмысленными.
Приговор оказался явно политически мотивированным».
Маркус Ленинг, уполномоченный по правам человека в Федеральном правительстве, (СвДП):
Европа теперь должна решить «как в будущем мы будем поддерживать гражданское общество в России, людей, которые борются за гражданские права, демократию и верховенство закона». Судебное разбирательство, обвинительный приговор и продление заключения «подрывают уверенность в том, что российская модернизация будет способствовать установлению верховенства права».
Клаудия Рот, председатель партии Зеленых:
Характер приговора в отношении Ходорковского и его бывшего бизнес-партнера позволяет предположить, что оба «навсегда сгинут за решеткой по воле российских властей».
Фолькер Бек, представитель германской партии «Зеленых», отвечающий за проблемы прав человека:
«Германия и Европейский Союз не могут вести себя так, как ни в чем ни бывало: федеральное правительство (Германии — ИФ) и ЕС должны недвусмысленно дать понять Кремлю, что только Россия как правовое государство может быть стратегическим партнером». (Интерфакс. 30.12.2010)
Герман Гроэ, генеральный секретарь Христианско-демократического союза Германии:
«Приговор и обвинительное заключение демонстрируют, насколько далека Россия от верховенства закона и сколько политического произвола по-прежнему господствует в судебной системе. Без свободы человека, верховенства закона и разделения властей не может быть модернизации России. Попрание права человека никогда не будет только внутренним делом страны». Кристоф Штейгманс, представитель правительства Германии: «Дело М.Ходорковского и его приговор вызывает значительные вопросы по поводу соблюдения норм Конституции и может стать шагом назад для президента Медведева на пути модернизации страны». (Интерфакс. 30.12.2010)
ФРАНЦИЯ
Кристин Фаж, представитель МИДа Франции:
«Мы призываем российские власти обратить серьезное внимание на обеспокоенность, высказывающуюся в связи с проведением этого процесса, принимая во внимание необходимость соблюдения таких ценностей в России, как верховенство права, уважение основных человеческих прав и свобод, что является частью нашего общего наследия». (Agence France Presse, 30.12.2010)
Ноэль Ленуар, бывший министр по делам Европы:
«Этот приговор жесток и бесчеловечен, это огромная ошибка Путина».
ИТАЛИЯ
Пьеро Фассино, депутат парламента от Демократической партии, бывший министр юстиции, бывший министр внешней торговли:
«Вердикты такого рода говорят о том, насколько Россия далека от модернизации своей судебной системы, страна не в состоянии обеспечить соблюдение прав человека и демократических принципов. Каждый демократ обязан выразить обеспокоенность в связи с многочисленными нарушениями верховенства права в России. Вслед за правительствами многих стран, уже выразивших свой протест, правительство Италии должно проявить солидарность с международным сообществом».
РОССИЯ
Григорий Явлинский, член политического комитета Российской объединенной демократической партии «Яблоко»: «Я полностью разделяю позицию партии «Яблоко», изложенную в ее сегодняшнем заявлении. Приговор, вынесенный Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву — результат политического решения, принятого за пределами суда, а потому этот приговор неправосуден и должен быть отменен. «Дело
ЮКОСа» — инструмент устрашения российского предпринимательства». (Интерфакс, 30.12.2010)
Сергей Никитин, глава российского отделения Amnesty International:
«Услышав сегодняшний обвинительный приговор, мы говорим, что по ряду характеристик суд был несправедливым. Там были нарушения процессуального характера, отсутствовало равенство сторон процесса. Мы говорим, что во всем этом процессе усматривается политическая мотивация». (Интерфакс, 30.12.2010)
Эдуард Лимонов, лидер оппозиционной коалиции «Другая Россия»:
«Я знаю нашу систему правосудия. Сомнений в том, что приговор будет обвинительным, у меня не было. Приговор жестковат для того портрета власти, который она сама пытается изобразить. Это дает очень гнетущий сигнал обществу. Сигнал тревожный, люди начнут бояться». (Интерфакс, 30.12.2010)
Евгений Гонтмахер, член правления Института современного развития:
«Это несправедливо, и судья, с моей точки зрения, проявил необъективность при рассмотрении этого дела. Поэтому можно выразить только сожаление в связи с таким приговором суда. Надеюсь, приговор будет обжалован и будет рассмотрен более объективно. Судья, судя по всему, встал полностью на позицию стороны обвинения, требовавшей приговора по сроку в 14 лет. Все специалисты, юристы, которые
занимались этим делом, говорили, что состав обвинения очень слабый». По оценке Е.Гонтмахера, в целом данный приговор повлечет за
собой негативные последствия для развития делового климата в России, а также для инвестиционного сотрудничества с зарубежными странами. (Интерфакс, 30.12.2010)
Борис Немцов, сопредседатель оппозиционного движения «Солидарность» и партии «Народной свободы»:
«Это решение никакого отношения к закону и праву не имеет. Оно демонстрирует крайнюю мелочность и озлобленность режима и, конечно, будет иметь далеко идущие негативные последствия для России. Произойдет бегство капиталов из страны, сокращение инвестиций, бизнес-эмиграция и забудьте про инновацию и модернизацию. Этот приговор прояснил ситуацию в тандеме Медведев-Путин, показав, что страной по-прежнему управляет премьер». (Интерфакс, 30.12.2010)
Леонид Гозман, сопредседатель партии «Правовое дело»:
«Мне кажется, что любой приговор по этому делу (второму делу ЮКОСа) слишком большой. По моему личному мнению, они не виновны, а то, как и когда он (приговор) вынесен, вызывает лишь чувство стыда за нашу правоохранительную систему и юстицию». (Интерфакс, 30.12.2010)
Светлана Бахмина:
«Слов нет, это за гранью. При всем ужасе это ожидаемо, и ужасно, что мы к этому привыкли». «Теперь остается только пожелать терпения осужденным и их родным. Наверно, будет свет в конце тоннеля, но для тоннеля — это очень длинный срок». (Интерфакс, 30.12.2010)
Людмила Алексеева, глава Московской Хельсинкской группы:
«Жестокий, позорный приговор, который свидетельствует об отсутствии у нас независимого суда. Независимый суд никогда не вынес бы такого приговора по этому абсурдному делу». (Интерфакс, 30.12.2010)
Сергей Митрохин, лидер партии «Яблоко»:
«Тот приговор, который сегодня вынесли, является абсурдным и неправомерным, сами обвинения считаю юридически несостоятельными.
Сегодняшний приговор связан с тем, что в свое время М.Ходорковский попытался разорвать круг порочных связей крупного бизнеса и власти. Благодаря связям можно было зарабатывать большие деньги, а сама власть тоже обогащалась». (Интерфакс, 30.12.2010)
Юрий Шевчук, рок-певец:
«Почему другие не сидят? Судьба Ходорковского и Лебедева меня восхищает, их стойкость, их принципиальная позиция, они ведь шли по самому дну, и не сломались. Они были на вершине мира, упали, и остались людьми мощными, где-то раскаявшимися, что я читаю по письмам Ходорковского. И вообще люди как-то изменились, прошли покаяние, может быть, за какие-то грехи, которые у нас всех были в 90-е.
Таких людей держать в тюрьме — это свинство, они могли бы очень много пользы России принести».(Интерфакс, 30.12.2010)
Лев Пономарев, «За права человека»:
«После этого приговора надежд на либерализацию и модернизацию не остается». (Интерфакс, 30.12.2010)
Алексей Симонов, председатель Фонда защиты гласности:
«Если отталкиваться от приговора, вынесенного Ходорковскому-Лебедеву, то судья Данилкин просто народный герой — он устоял против давления СМИ и выполнил заказ прокуратуры». (Интерфакс, 30.12.2010)
Владимир Войнович:
Признав подсудимых виновными в том, в чем они невиновны, судья Данилкин вынес три приговора. Первый — Ходорковскому и Лебедеву: к дальнейшему заключению. Второй — российской судебной системе: к смертной казни. И третий — самому себе: к высшей мере наказания — пожизненному презрению.
Георгий Чхартишвили, писатель:
Прав Булгаков: всяк получит по вере своей. Будет неправедный судья лизать в аду раскаленные сковородки тринадцать с половиной лет; прокурорская команда отработает гибкими языками четырнадцать лет (сколько просила), а тем, кто науськивал эту свору, лизать — не перелизать все плиты в преисподней, и как только закончится один срок, Небесная Канцелярия навесит следующий.
30.12.2010 г.,http://khodorkovsky.ru/publicsupport/news/2010/12/30/15769.html

ГАЗЕТА
Хамовнический суд Линча
Eсли применительно к первому делу Ходорковского и Лебедева можно было говорить об избирательном применении закона, то приговор Хамовнического суда — это уже избирательное применение беззакония В приговоре Хамовнического суда, который весьма квалифицированный судья Данилкин почему-то читал так же, как Мутко произнес речь на английском, тем не менее, уже есть все и про всех. Оглашенный под Новый год, приговор символично отмечает переход из «нулевых» в «десятые».
Так чем отличается судья от мента? Судья не наденет маску, и под приговором будет всегда стоять его подпись. Никто не вспомнит следователя Каримова и зам генпрокурора Бирюкова, которым мы все, включая судью, обязаны абсурдностью решения, а вот Данилкина не забудут. С другой стороны, кто вспомнит фамилии трех судей Мещанского суда, по очереди зачитавших первый приговор тем же подсудимым?
Спасибо Виктору Данилкину уже за то, что этот процесс он провел все же в состязательной, а не инквизиционной форме, публично и лично, не пряча лицо вплоть до самого приговора, как это и должен делать настоящий судья.
Мне кажется, что Данилкин даже получал удовлетворение от своей судейской миссии, хотя из 22 месяцев процесса в течение двадцати доказывалось вообще не то, что надо было решить в первую очередь: такова лукавая традиция, с помощью которой российские суды научились уходить от главных вопросов. Но никто не обязан бросаться на амбразуру, тем более если к этому надо готовиться долго, а в
последний момент тебе говорят: а ну-ка, отложи свой подвиг еще недельки на две.
Что касается известного спора о недопустимости «давления на суд», то после выступления премьер-министра по телевизору, я думаю, к нему возвращаться уже не стоит. Я допускаю, что судья Данилкин еще когда-нибудь, с более безопасного расстояния (в пространстве или во времени) расскажет, как все было и чем был вызван перенос оглашения приговора. У него теперь тоже есть козырь в рукаве, хотя
это не он его туда положил. Только сделанного этим уже не исправишь. Проблема не только в том, что ни один независимый эксперт не назовет этот приговор законным. Но и никто из сколько-нибудь образованных и ищущих чего-то людей, на которых рассчитывает в своих планах «модернизации» не только президент Медведев, не определит для себя этот приговор как справедливый. «Вор должен сидеть в
тюрьме» — это «хлеба и зрелищ», это корм для скота. Человек же спрашивает (любой): «Почему только этот «вор» должен сидеть в тюрьме?
И сколько он должен сидеть в тюрьме за всех, если он и так уже отсидел черт знает сколько и где — всю жизнь?».
И не случайно одновременно с жеванием этого приговора судьей Данилкиным Владимир Путин вдруг вспомнил о суде присяжных. Ведь Генпрокуратура лукаво его обошла, не вменив Ходорковскому и Лебедеву очевидное в построенной ею конструкции «создание преступного сообщества». Что ж премьер заговорил без всякого повода о том, что суд присяжных, мол, какой-то не такой? Вот, чего он, на самом деле, боится (не считая зарубежных банков): справедливости. Той самой, под флагом которой он это дело начинал, — и где же она?
Драма в том, что словами можно приукрашивать и пытаться видоизменить любую действительность: экономическую, историческую — тут возможны всякие мнения. И только слово судьи — совсем особого рода, потому что оно сразу закон. Но нельзя и запретить думающим людям думать о том, справедливо ли оно.
Что, собственно, мы все время и делаем. Едва ли не в каждом номере «Новой» вы найдете не одну заметку о том, что такое-то решение суда несправедливо, а то и вовсе незаконно. Хотя оно — закон. Не только «просто читатели», но и лица вполне официальные, и даже сами судьи, хотя и не вслух, довольно часто говорят нам за это «спасибо». Значит, какой-то консенсус о том, что справедливо, в обществе все же существует, но он не там, где выносятся судебные приговоры. Но не надо нас упрекать, что мы двоим картину мира и «подрываем основы государственности». Это не мы, это те, кто заставляет выносить такие судебные решения, а мы только думаем, пока нам не открутили голов, что же будет дальше.
По поводу первого приговора Ходорковскому и Лебедеву могли быть разные мнения, но по поводу второго (благодаря абсурдной формуле обвинения) никаких таких разных мнений уже нет. Тут сошлось все разом: беззащитность суда, прежде всего, перед «силовиками», совершенно обнаглевшее в силу этого и потерявшее от этого всякую квалификацию обвинение, политический цугцванг. Но лопнул нарыв, в
котором за годы, прошедшие с первого «дела ЮКОСа», накопилось много гноя: ведь такие же, по сути, рейдерские дела мультиплицированы по тому же лекалу и на всех более низких уровнях вплоть до ларьков, а приговоров в пользу грабежа ментов многие сотни, и все они «имеют силу закона».
Справедливость и законность — всегда не одно и то же, но есть все же мера, до которой они могут расходиться в государстве, чтобы образовать сплав собственно права. Дальше уже шизофрения. И ни один человек ни с какими деньгами, связями или должностью так жить не сможет, не ответив хотя бы себе на вопрос, где все же правда. В том, что считается законом, или в том, что есть совесть и здравый смысл?
Приговор Хамовнического суда пока что как бы упраздняет правовое измерение в российском государстве, и никакие рассуждения в терминах права уже не имеют смысла. Если говорить в терминах политических (скорее в византийских, принятых в России), то создается впечатление, что рациональный Путин, двинув Медведева вперед, пытался выскочить из-под этих обломков. Но так, чтобы с почетом, живым
и с деньгами, а это уж ему не даст сделать собственное «силовое» окружение. Он такой же его заложник, как и Ходорковский, но как и мы все, а нас-то за что?
Без правового измерения никаких шансов сохраниться у России, конечно, нет. Какую-то надежду можно искать в истории права, свидетельствующей о том, что здесь мы ничуть не уникальны и не «суверенны»: «схлопывание» права и суда в средние века, например, происходило едва ли не во всех государствах, где брали на время верх тогдашние «силовики». Выход это находило в каких-то иных формах
правосудия, ни в коем случае не доверяемого профессиональным юристам. Потому что в такой ситуации выбор уже очень невелик: или извратившая самое себя через «юриспруденцию» законность, или справедливость.
В России как таковых правоведов сейчас и нет, великий однофамилец собачки премьера их бы так не назвал. Все наши юристы за редчайшим исключением — «силовики», а дух права вытравлен даже из университетов. И последний выбор — между государством без права или правом без тупой «государственности».
Справедливость, понимаемая везде слишком по-разному, не может обеспечить вертикального единства страны, которого так пыжился добиться «юрист» Путин, но и «законность», лишенная справедливости, «Единую Россию» не подопрет, вся эта хрупкая конструкция рухнет.
Так что напрасно премьер так недоверчив к суду присяжных: если это не будут суды присяжных, то будут суды Линча.
Леонид Никитинский, обозреватель «Новой газеты», 30.12.2010
http://www.novayagazeta.ru/data/2010/145/300.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *