Опубликовано

11 ЯНВАРЯ ПРОШЕЛ ДЕНЬ ЗАПОВЕДНИКОВ И НАЦИОНАЛЬНЫХ ПАРКОВ

СБОР ПОДПИСЕЙ
Сбор подписей против изменений в ФЗ «Об ООПТ»
Уважаемый Дмитрий Анатольевич!
Как нам стало известно, в настоящее время готовятся поправки к федеральному закону <Об особо охраняемых природных территориях> (Законопроект 97705-5). Принятие некоторых положений указанных поправок может серьезно ослабить законодательную защиту особо охраняемых природных территорий (ООПТ) и повлечь за собой разрушение охраняемых природных комплексов.
Наиболее недопустимыми являются следующие положения законопроекта:
Возможность изменения границ государственных природных заповедников для реализации коммерческих проектов.
Возможность строительства любых рекреационных и инфраструктурных объектов на биосферных полигонах.
Возможность без какого-либо обоснования преобразования заповедника в национальный парк.
Указанные положения, по нашему мнению, могут повлечь за собой тяжелейшие последствия для всей сети ООПТ.
За указанными поправками с большой вероятностью стоят коммерческие интересы представителей крупного бизнеса, связанные с использованием заповедных земель, нельзя исключить коррупционную составляющую при их разработке.
Многие российские заповедники и национальные парки подпадают под действие различных международных конвенций и соглашений.
Принятие указанных поправок и последующее наступление на заповедные участки территорий заповедников и национальных парков повлечет за собой нарушение международных обязательств России.
Законодательное обоснование разрушения объектов мирового наследия также отрицательно скажется на имидже России.
Поправки в закон об ООПТ готовятся в большой спешке и большой тайне, без привлечения специалистов заповедного дела, без обсуждения с общественностью. Очевидно, что те, кто стоит за этими поправками, боятся, что широкое обсуждение этих поправок вызовет новую волну протестов экологической общественности.
Прошу Вас не допустить принятия указанных поправок и обеспечить широкое общественное обсуждение новой редакции Закона об ООПТ с общественностью и специалистами в области заповедного дела.
http://democrator.ru/problem/3649(http://democrator.ru/problem/3649)
enwl.bellona@gmail.com, 18 декабря 2010 г.

СТРАТЕГИЯ РАЗВИТИЯ СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО ОКРУГА НЕСЕТ УГРОЗУ УНИЧТОЖЕНИЯ УНИКАЛЬНЫХ ПРИРОДНЫХ
КОМПЛЕКСОВ В КАВКАЗСКОМ И ТЕБЕРДИНСКОМ ЗАПОВЕДНИКАХ

Владимир Путин принял распоряжение, согласно которому планируется заведомо незаконное строительство автодорог Черкесск-Адлер и Черкесск-Сухум по территории заповедников и Всемирного Природного Наследия Экологической Вахте по Северному Кавказу стало известно, что согласно принятому Председателем Правительства РФ Владимиром Путиным распоряжению от 6 сентября 2010г. N 1485-р «Об утверждении Стратегии социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа до 2025 года», планируется строительство «межрегиональных автодорожных маршрутов» Минеральные Воды-Черкесск-Адлер
и Черкесск-Сухум. Тем самым, Правительство России приняло очередное заведомо незаконное решение, несущее колоссальную угрозу сохранности заповедников Северного Кавказа. Распоряжение N 1485-р — очередной шаг в продвижении проектов автомобильной дороги Черкесск-Адлер, которую планируется проложить через территорию Кавказского заповедника и объекта Всемирного природного
наследия «Западный Кавказ», и автомобильной дороги Черкесск-Сухум, которую планируется построить через Тебердинский заповедник.
В тексте Стратегии, размещенном на сайте Правительства РФ, сказано: «В период реализации Стратегии намечены проведение инженерных изысканий и разработка проектной документации для создания межрегионального автодорожного маршрута на направлении Минеральные Воды — Черкесск — Адлер, обеспечивающего существенное сокращение расстояния автомобильных перевозок к курортно-рекреационным зонам Черноморского побережья Кавказа из регионов Приволжского, Центрального и Уральского федеральных округов, рекреационных зон Северного
Кавказа».
Существенное значение для развития транзитных автомобильных перевозок и межгосударственных торгово-экономических связей Северного Кавказа будет иметь создание международного автодорожного маршрута Черкесск-Сухум, обеспечивающего прямое сообщение из центральных районов Российской Федерации в Республику Абхазия. В рамках реализации Стратегии предусматривается подготовка межгосударственных соглашений между Российской Федерацией и Республикой Абхазия в отношении строительства автомобильной дороги,
проведения инженерных изысканий и разработки проектной документации, проработки механизма совместного финансирования строительства, а также последующей эксплуатации дороги заинтересованными государствами».

Первой из этих двух дорог, согласно Стратегии, планируется построить дорогу Черкесск-Сухум. Она включена в Приложение N1 к данной Стратегии «Перечень приоритетных инвестиционных, социальных проектов (мероприятий) на 2010-2013 годы», в котором указана по номером 36, и лукаво называется «Реконструкцией участков автомобильной дороги А-155 Черкесск — Домбай до границы с Грузией».
Истинные планы выдает добавление в название этого проекта слов «до границы с Грузией». Дорога А-155 Черкесск-Домбай не доходит до границы с Грузией (Абхазией) и «реконструировать» там за Домбаем нечего. За этими несколькими словами скрываются планы строительства самого проблемного с экологической точки зрения участка дороги Черкесск-Сухум, который хотят проложить по территории Тебердинского заповедника в долине реки Гоначхир и далее до Клухорского перевала по маршруту когда-то проходившем там Военно-Сухумской дороги. Не случайно, что в приложении N 2 к Стратегии, содержащем «Перечень перспективных проектов
(мероприятий) по реализации Стратегии социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа до 2025 года», по дороге Черкесск-Сухум уже не предусмотрено никаких мероприятий, так как эту дорогу на территории России планируется построить в рамках реализации первоочередных проектов Стратегии.
Зато в приложении #2 под номером 45 указан проект «Строительство автомобильной дороги Черкесск-Адлер». Эту дорогу планируется построить на участке от поселка Курджиново до поселка Дамхурц и далее через озеро Инпси (Дамхорс), озеро Кардывач, верхнюю часть долины Мзымта, Грушевый хребет до поселка Красная Поляна. Помимо природных комплексов Кавказского заповедника и объекта Всемирного Наследия «Западный Кавказ» этот проект несет разрушение также природе Сочинского государственного заказника (верхняя часть долины реки Мзымта) и Сочинского национального парка (Грушевый хребет), в том числе, в пределах его заповедной зоны.
Решение о необходимости строительства дороги Черкесск-Адлер, принятое Правительством РФ под руководством Владимира Путина, ведет не только к нарушению норм российского законодательства, согласно которым строительство дорог на территории заповедников жестко запрещено, но и международных обязательств России, являющейся стороной Конвенции об охране Всемирного культурного и природного наследия. Правительство России в очередной раз «забыло», что согласно Конвенции: «Каждое государство — сторона Конвенции — признает, что обязательство обеспечивать выявление, охрану, сохранение, популяризацию и передачу будущим поколениям культурного и природного наследия, которое расположено на его территории, возлагается, прежде всего, на него» и что оно обязано «принимать соответствующие юридические, научные, технические, административные и финансовые меры для выявления, охраны, сохранения, популяризации и восстановления этого наследия».
Вопреки этому, Правительство России, утвердив «Стратегию социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа до 2025 года», приняло юридические, технические, административные и финансовые меры, направленные на того, чтобы разрушить природу объекта Всемирного Наследия «Западный Кавказ».
Андрей РУДОМАХА, Экологическая Вахта по Северному Кавказу Распоряжение от 6 сентября 2010 г. N1485-р «Об утверждении Стратегии социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа до 2025 года»: http://government.ru/gov/results/12423/
enwl.bellona@gmail.com, 7 ноября 2010 г.

ПИСЬМО
Главе администрации Волгоградской области А.Г. Бровко
Уважаемый Анатолий Григорьевич!
Природоохранные организации России обеспокоены поступившей информацией о подготовке постановления по отмене границ природного парка «Волго-Ахтубинская пойма».
В соответствии с существующим Положением о природном парке (утверждено постановлением от 17 июня 2010 г. № 917 «Об утверждении Положения о природном парке «Волго-Ахтубинская пойма») природный парк способствует гармоничному развитию территории, не допускает неупорядоченную хозяйственную деятельность. Отмена границ природного парка «Волго-Ахтубинская пойма» приведёт к утрате правовых оснований для развития территории как единого социально-экологического комплекса, внеплановой застройке территории, дополнительным бюджетным затратам. Волго-Ахтубинская пойма Нижней Волги и дельта Волги включены в перечень «…уникальных природных комплексов, центров эндемизма и регионов, имеющих ключевое значение для сохранения глобального и национального биоразнообразия» (Национальная стратегия сохранения биоразнообразия России, 2001). Создание природного парка в Волгоградской области, аналогичные планомерные усилия Астраханской области (постановление о расширении на 322,5 тыс. га границ водно-болотного угодья, подготовка в рамках проекта ПРООН/ГЭФ научного обоснования проекта границ природного парка «Волго-Ахтубинское междуречье» площадью более 190 тыс. га) имеют принципиально важное значение для обеспечения устойчивого развития этой территории.
Летом 2010 г. Волгоградская область представила документы для номинации природного парка «Волго-Ахтубинская пойма» на международный статус биосферного резервата, которые были согласованы с администрациями трёх районов, получили одобрение в Российском комитете по программе ЮНЕСКО «Человек и биосфера» и переданы на рассмотрение в ЮНЕСКО.
Учитывая исключительное значение Волго-Ахтубинской поймы и Дельты Волги для устойчивого развития Нижнего Поволжья, просим Вас не изменять границы регионального природного парка «Волго-Ахтубинская пойма» и принять меры по обеспечению его эффективного функционирования.
17 декабря 2010 г.
А.В. Зименко, генеральный директор Центра охраны дикой природы
С.В. Симак, сопредседатель Совета Международного социально-экологического союза
С.А. Цыпленков, исполнительный директор Гринпис России zimenko@biodiversity.ru, 24 декабря 2010 г.

И ВООБЩЕ (фрагменты статьи экспертов из Ярославля)
ГА Фоменко, д.г.н., М.А. Фоменко, к.г.н.
Развитие системы ОПТ в России: институциональный тупик или реформирование?
«В настоящее время необходимость изменения подходов к развитию системы ООПТ признается в органах власти, а также многими российскими специалистами. В2001 г. первый из российских национальных паков — «Водлозерский» получил статус биосферного резервата, а в 2002 г. биосферными резерватами стали, также национальные парки <<Смоленское поозерье>> и <<Угра>>, позже — еще 2 национальных парка. На начало 2006 г. в России действует 36 государственных биосферных ООПТ,.основанных на базе 31 заповедника и 5 национальных парков(3).
Биосферные резерваты функционально ориентированы на сохранение ландшафтов, экосистем, видов *и** *генетических разновидностей;
содействие экономическому *и** *социальному развитию, устойчивому в социально- культурном и экологическом отношении; поддержке демонстрационных проектов, экологического образования и подготовки кадров в области окружающей среды, научных исследований *м** *мониторинга, которые связаны с местными региональными, *национальными** *и глобальными вопросами сохранения среды и устойчивого развития. В то же время, говорить об эффективной интеграции всей системы ООПТ в социально-экономическое развитие страны преждевременно.
Существенным препятствием эффективному социально ориентированному реформированию системы ООПТ стали институциональные проблемы.
Фактически страна задержалась на перепутье. Избыток в экономике нефтедолларов создает иллюзию возможности <<жить как жили>>. Среди специалистов ведутся неспешные дискуссии относительно подходов к реформированию российской системы ООПТ -принципиально различающихся по определению задач развития, путей интеграции в социально- экономическое развитие регионов, методов управления; отношению к местному населению и бизнесу. Рассмотрим же основные концептуальные подходы.

Первый подход условно можно назвать <<изоляционистским>>>>, объединяет взгляды на ООПТ как на территории, предназначенные исключительно для целей сохранения биоразнообразия.
Институциональная система управления ООПТ остается в своей основе старой, сложившейся в 20 веке и только слегка модернизируется.
Национальные* *парки и биорезерваты рассматриваются как несколько видоизмененные заповедники; их социальная и экономическая функции
воспринимаются как вспомогательные, второстепенные, <<навязываемые>> <<настоящей>> заповедной системе охраны природы. Этот подход исходит из принципиальной важности увеличения площади ООПТ с полным изъятием земель из хозяйственного оборота и изоляции их от процессов экономического *и** *социального развития регионов. Он предполагает (1) усиление роли государственных органов в управлении природными* *комплексами и объектами природного и культурного наследия при фактическом отрицании роли местного населения, бизнес-структур, (2) доминирование административных, внеэкономических, методов природоохранного регулирования, (3) ориентацию на значительное усиление федерального бюджетного финансирования. При этом права налогоплательщиков на использование (в пределах
установленных ограничений) экосистемньгх услуг, оказываемых ООПТ, по сути игнорируются и их заинтересованность не воспринимается как условие сохранения объектов природного и культурного наследия (налоги привычно воспринимаются как дань государству — <<не дело подданных спрашивать о государевых делах>>).
Изоляционистский подход, как правило, поддерживается и аргументируется многими учеными в области фундаментальной экологии, представителями* *<<глубинной>> экологии, сторонниками движений в защиту дикой природы4. В значительной степени он соответствует однополюсной модели власти, имеющей свои корни еще в ордынской и византийской моделях государственного управления, синтезированных Московской Русью в форме абсолютного самодержавия. Только защита высших государевых ценностей, защита природных государственных объектов от <<неразумных>> подданных с помощью власти и силы приемлемы для такого подхода. Поэтому изоляционистский сценарий привычен и понятен как в традиционно консервативной политической логике, так и с позиции наиболее радикальных природоохранных движений, которые подспудно видят в реальном человеке врага природы.
Кажущийся наиболее приемлемым с позиций глубинной экологии, с точки зрения социального и экономического развития изоляционистский подход не столь безупречен, поскольку, в результате неучтенного, бесплатного использования экосистемных* *услуг ООПТ (фактически перекладывая расходы по их поддержанию на бюджет), позволяет реальным распорядителям ресурсов5, элитным группам ( лицам) получать дополнительные возможности. Иными словами, создаются условия для получения <<теневых>> доходов, а для <<избранных>> стейкхолдеров —
бесплатное или гю символическим ценам наслаждение природными благами (например, в форме хорошо описанных в литературе <<царских>> охот).
Второй подход — <<интеграционный>> — базируется на принципиально иной парадигме сохранения природного и культурного наследия в контексте устойчивого развития регионов и страны в целом. ООПТ (в первую очередь биорезерваты и национальные парки) выступают в роли провайдеров различных природных благ и экосистемных услуг, в том числе и за пределами их собственных границ. Тем самым в
общественном сознании они из изолированных от внешнего мира островков экологического благополучия — <<вещей в себе>> — трансформируются в <<вещи
для нас>>, как объективно выполняющие важнейшие и в принципе ничем не заменимые функции, связанные с обеспечением всё более дефицитных благ естественного происхождения.* *Основой его успешной реализации в России является постепенный переход к двухполюсной* *модели государственного устройства, предполагающей повышение роли ответственного поведения граждан и их экономической и социальной самостоятельности.
Природоохранная политика при интеграционном подходе концентрируется на мерах по координации целей развития ООПТ и социально-экономического развития, обеспечению широкой поддержки ООПТ всеми заинтересованными сторонами и поощрению местных инициатив.
Роль органов государственного управления заключается, прежде всего, в (1) реализации гарантий важности и ценности ООПТ, (2) законодательном обеспечении экономических и социальных санкций против действий, наносящих им ущерб, и (3) разработке и соблюдении единых правил совместной ответственности всех заинтересованных сторон за последствия в сфере ООПТ. Акцент делается на снижение зависимости от централизованного бюджетного финансирования. При этом государство, принуждая к сохранению природоохранных ограничений по использованию ООПТ, поддерживает стабильность потоков оказываемых ими экосистемных услуг и стимулирует развитие различных направлений бизнеса и создание новых рабочих мест. Постепенно ООПТ становятся важнейшей составляющей богатства отдельных регионов *и** *страны в целом, обеспечивая доход от использования экосистемных услуг и, тем самым, способствуя диверсификации экономики. Для сохранения баланса экономических, социальных и экологических интересов настоящих *и** *будущих поколений предполагается четкое разграничение ООПТ по целевой ориентации основной деятельности — какие
из них (или их части) предназначены для сохранения конкретных биологических видов, а какие доступны для использования (прежде всего, рекреации)6

6 Если обратиться к зарубежному опыту (США и других стран), система ООПТ, как правило, включает в себя две основные категории земель, кардинально различающихся по целевому назначению, видам деятельности, соответственно, инфраструктурному обеспечению и т.п. — это земли, предназначенные для предоставления рекреационных услуг, и заповедные земли, предназначенные исключительно для сохранения определенных биологических видов.
…………………………………………………………….
Таким образом, выполненный анализ показывает, что российская система ООПТ благодаря современной благоприятной внешнеэкономической конъюнктуре и нефтедолларам получила экономическую передышку, позволяющую существовать в режиме стагнации.
Осуществляемые минимальные институциональные изменения в направлении интеграции ООПТ в социально- экономическое развитие регионов не изменяют сути сложившейся в 20 веке системы,-так как многие принципы управления еe уходят корнями еще в историю Московской Руси.
Повышенные затраты на охрану ООПТ от местных жителей *и *бизнеса вместо привлечения их к сотрудничеству делают Российскую систему ООПТ (если ее поддерживать на достаточном уровне), менее эффективной, чем* *аналоги в экономически развитых странах. Падение цен на энергоносители может стать крахом остановившейся на перепутье системы ООПТ.
Полученные результаты исследований показали, что в настоящее время отсутствуют научно-методические препятствия для осуществления комплекса мер по выводу российской системы ООПТ из кризисного состояния по второму <<интеграционному>> сценарию. В случае его реализации (при соответствующем социально-политическом* *заказе) целесообразна разработка Стратегии развития системы ООПТ Российской
Федерации (на национальном уровне и с региональной компонентой) и Плана действий по ее реализации. Для каждой отдельной ООПТ необходимы: разработка комплекса мер по интеграции в процессы социально- экономического развития регионов; оптимизация зонирования территории с учетом оказываемых экосистемных* *услуг, а также определение режимов природопользования на прилегающих территориях;
определение оптимального размера бюджетных дотаций с учетом экономической ценности оказываемых и потенциальных экосистемных услуг; определение базовых нормативных эколога- экономических показателей развития.
Наработанный к настоящему времени инструментарий стратегического планирования позволяет осуществлять сопряженный анализ и прогнозирование тенденций социально-экономического развития на территориях (уровень федерации, субъекта федерации, местного самоуправления), включая возрастающую роль *и** *значение ООПТ.
Литература
1. Борейко В.Е Прорыв в экологическую этику. Киев: Киевский эколого-культурный центр, 1999.
2. Механизм сохранения биоразнообразия в деятельности ГПЗ <<Костомукшский>> на основе экономической оценки природных ресурсов и
экосистемных услуг/ Под научной ред.Фоменко Г.А. -Ярославль: НПП <<Кадастр>>, 2006. -100с.
3. Экономический механизм сохранения биоразнообразия в деятельности национального парка <<Плещееве озеро>> /Фоменко ГА, Фоменко
М.А., Михайлова А. В. — Ярославль: НПП <<Кадастр>>, 2006.-114 с.
4. Сочинский национальный парк: экономические основы сохранения биоразнообразия/ Фоменко Г.А., Фоменко М.А., Михайлова А.В. —
Ярославль:
НИПИ <<Кадастр>>, 2006. -132 с.
5. Повышение экономической эффективности государственного природного национального парка <<Куршская коса>>: Научный доклад.
Авторский коллектив: Фоменко Г.А., Фоменко М.А., Панов В.Д. и др. Ярославль: НПП <<Кадастр>>, 2000. — 84 с.
6. Уайт Г. География, ресурсы и окружающая среда. Избранные статьи: Пер. с англ, М.: Прогресс, 1990.
7. Фоменко ПА. Управление природоохранной деятельностью: Основы социокультурной методологии / Г.А.Фоменко. — М.: Наука, 2004. — 390
с.
8. Фоменко ГА, Фоменко МА, Лошадкин К.А., Михайлова А.В. Денежная оценка природных ресурсов, объектов и экосистемных услуг в
управлении сохранением биоразнообразия: опыт региональных работ. Пособие для специалистов-практиков. Ярославль: НПП <<Кадастр>>,
2002.80 о, 18 рис., 19 табл.
9. Fomenko G., Fomenko M. , Martandya A and Pereiat R.1997 Natural Resource Accounting for the Obtest of Yaroslavl in the Russian
Federation. EDP#35HllD
10. integrated Environmental» and Economic Accounting. 2003. United Nations European Commission International Monetary Fund.
Organization for Economic cooperation and development. World Bank.
enwl.bellona@gmail.com, 6 января 2011 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *